Главная Новости О концерне Ценности Клиенты Вакансии
 
Поиск по сайту
 
Панель управления

     
   
•    » » АО «Нокиа Йохдинсарьят» - начинаются субпоставки из Эстонии и России  
 

АО «Нокиа Йохдинсарьят» - начинаются субпоставки из Эстонии и России

Раздел: Слияние и разделение
 
Открытие производственного зала жгутов проводов «Харью Электер» 26.07.1991 г. На фотографии исполнительный директор «Нокиа Йохдинсарьят» Том Хакалакс, ленточку разрезает руководитель «Нокиа Каапели-Конетеоллисуус» Ристо Суонио, держит ленту исполнительный директор «Харью Электер» Эндель ПаллаОткрытие производственного зала жгутов проводов «Харью Электер» 26.07.1991 г. На фотографии исполнительный директор «Нокиа Йохдинсарьят» Том Хакалакс, ленточку разрезает руководитель «Нокиа Каапели-Конетеоллисуус» Ристо Суонио, держит ленту исполнительный директор «Харью Электер» Эндель ПаллаВ начале 1990-х годов на заводе в Кемпеле все должно было быть очень хорошо. «Нокиа Йохдинсарьят» делала акцент на субпоставках для легковых автомобилей «Сааб», и во всей организации были внедрены системы качества и высокая культура обслуживания. Завод в Кемпеле, с точки зрения профессионализма, представлял высший международный уровень. Однако действительность изменяющегося мира жестока в своих проявлениях, и компания «Нокиа Йохдинсарьят» просуществовала лишь 1990-1994 годы. На этот период приходится самый тяжелый кризис в истории Финляндии и самый большой перелом в истории концерна «Нокиа», который привел также к обретению самостоятельности заводом в Кемпеле.

Проблемы завода в Кемпеле в начале 1990-х годов были результатом колебаний конъюнктуры международных рынков, поскольку производство легковых автомобилей «Сааб» на смене десятилетий встало перед более крупными, чем раньше, проблемами. Когда продажи легковых, а также грузовых автомобилей «Сааб» пошли на спад, завод в Кемпеле с его сложными системами оказался в совершенно новой для него ситуации: одного лишь высокого качества Кемпеле в конкурентной борьбе было уже недостаточно. Впервые впереди замаячила действительно жестокая борьба за цену.

Решение проблем «Сааб» привело к тому, что партнером в производстве легковых автомобилей с 1990 года стал гигант американской автомобильной промышленности «Дженерал моторе» (GM). Пятью годами позже оставшиеся части «Сааб-Скания» были разделены на «Сааб-Скания», выпускавшую экономичные транспортные средства, и «Сааб Групп», которая сосредоточилась, кроме прочего, на самолетах.

После реорганизации 1990 года «GM» пополам с «Сааб-Скания» владел занимавшейся производством легковых автомобилей компанией «Сааб-Автомобиль Аб». Исполнительным директором нового предприятия был избран американец Дэвид Дж. Херман, который решил подвергнуть структуру субпоставок «Сааб» тщательной проверке. При совершении сделки было заявлено, что европейские центры по развитию «Сааб Автомобиль» и «GM» будут работать в сотрудничестве. Новая компания смогла воспользоваться международной сетью субпоставок «GM».

Естественно, что на изменившуюся ситуацию отозвались и на заводе в Кемпеле. «Сааб», владеющий заводами в Швеции и Уусикаупунки, продолжал оставаться самым крупным клиентом, и примерно половина выпущенной продукции поставлялась для автомобильной промышленности. Другая половина была предназначена для электротехнической, электронной промышленности и производства бытовой техники. Коммерческий оборот предприятия составлял почти 200 миллионов марок.

В объединении «Сааб» и «GM» увидели хорошую возможность для увеличения рынка сбыта завода в Кемпеле. «Нокиа Йохдинсарьят» еще активнее стремилась на международный рынок, чем была довольна материнская компания «Нокиа». В течение 1990 года «Нокиа Йохдинсарьят» вела длительные переговоры, целью которых был выход на огромные рынки субпоставок «GM». Завод в Кемпеле предложил свои услуги как заводу в Уусикаупунки (на котором тогда был начат выпуск спортивной модели «Опель Калибра» «GM»), так и для германских производственных предприятий «GM».

Стать субпоставщиком «GM» - это была бы большая победа для «Нокиа Йохдинсарьят», ^поэтому на переговоры потратили много времени* и энергии. Опираясь на уроки предыдущих лет, в Кемпеле пытались увеличить количество клиентов, чтобы предприятие не зависело от развития «Сааб». Исполнительный директор Том Хакалакс в сентябре 1990 в «Калева» так описывал ситуацию с конкуренцией:

«Создается такое ощущение, что до сих пор мы боролись на местном чемпионате, а теперь участвуем в мировом первенстве».

Директор по закупкам «GM Европа» испанец Хосе Игнасио Лопез де Арриортуа в погоне за сокращением расходов привел своих поставщиков к концепции, при которой проектирование выполнялось в Германии, а изготовление - в странах с невысокой стоимостью рабочей силы. Менеджер по материалам «Сааб-Валмет» Юхани Коскинен начал применение этой же концепции в Финляндии и предложил «Нокиа Йохдинсарьят» перенести этап сборки в Эстонию и Россию.

Во время переговоров с «GM» выявились некоторые детали, с которыми финская субподрядная промышленность сталкивалась и позднее. Самым большим препятствием в конкурсе предложений оказался финский уровень расходов. Во время переговоров стало ясно, что после качества решающим фактором является цена. Теперь «Нокиа Йохдинсарьят» боролась за одни и те же рынки с изготовителями, разместившими свое производство, например, в Португалии и Испании.

В ходе переговоров с «GM» было уже совершенно ясно, что «Нокиа Йохдинсарьят» в любом случае придется снизить расходы. На смене десятилетия цены на продукцию производства жгутов проводов в Северных странах упали на 20%, производственные расходы же соответственно возросли. Это уравнение оказалось экономически неразрешимым. По словам Вейкко Раваска, возможности автоматизации процесса производства жгутов проводов серьезно рассматривались в рамках проекта «Ятке», но проект не продвинулся дальше идеи.

В конце 1990 года «Нокиа Йохдинсарьят» как промышленный производитель сделала первый шаг на пути к интернационализации, и началось сотрудничество в области субпоставок с эстонской компанией «Харью Электер». Руководство «Нокиа Йохдинсарьят» сразу призналось, что взгляды были направлены на Эстонию, входившую тогда еще в состав Советского Союза, в связи с вопросами конкурентоспособности. Эти проблемы возникли не только у Кемпеле, поскольку уже раньше в Швеции были закрыты предприятия вследствие высоких расходов на рабочую силу. «Нокиа Йохдинсарьят» выжила в конкурентной борьбе, увеличив эффективность производства, но в 1990 году и этот путь был исчерпан.

Руководителями эстонского проекта стали Андрее Алликмяэ из «Харью Электер» и Вейкко Раваска из «Нокиа Йохдинсарьят». На первом этапе в Эстонию были переведены трудоемкие участки производства, т.е. плетение жгутов проводов, выполняемое вручную. «Харью Электер» нанял для производства жгутов проводов 70 человек, большая часть из которых были женщины. Первые эстонские работники прошли трехнедельное обучение в Кемпеле в феврале 1991 года.

Компания «Нокиа Йохдинсарьят» по-прежнему оставалась самым крупным работодателем в масштабе Северной Финляндии. На смене десятилетий завод в Кемпеле обеспечивал работой примерно 800 человек. Сотрудничество с эстонцами вначале, естественно, вызвало в Кемпеле страх потери рабочих мест. Руководство «Нокиа Йохдинсарьят» придавало сотрудничеству совсем другое значение: с помощью этого можно было спасти прежние рабочие места и даже расширить производство в Кемпеле.

Времена неуверенности в ноябре 1990 года отразились также и в смене доверенного лица рабочих. Лееви Хиетала, выполнявшего функции главного доверенного лица рабочих целых 19 лет, пришлось посторониться на два года, когда на эту должность после голосования была избрана Сиркка Рааппана. Лееви Хиетала рассказывает:

«Перевод производства в другие места начался и у нас, на родине: в Мухосе, Юликийминки, Пудасярви и Рантсила. Это был вопрос объемов производства, поскольку в Кемпеле не хватало места. В случае же с Эстонией это был только вопрос расходов. Эстония.вначале стала для работников пробным камнем».

«Меня обвиняли в том, что мы вывозим работу в Эстонию, что, однако, было тогда условием для выживания предприятия. Самое большое изменение в работе доверенного лица произошло в том, что раньше мне приходилось отстаивать льготы и зарплату. Сейчас же доверенному лицу приходится нести ответственность и за то, чтобы у нас в Финляндии была работа».

«Нокиа Йохдинсарьят» устремилась и к становившемуся более открытым Советскому Союзу. В 1991 году сотрудники субпоставщика «Нокиа Йохдинсарьят», компании «Кархатек» из Мухоса (которая была основана вместо «Мухотек»), Антеро Хаапалайнен, Кари Вуорйоки и Тауно Коркиакоски изучили возможности производства жгутов проводов в современной России.

Партнером «Кархатека» стало финско-российское многоотраслевое предприятие «Инфракос», первые переговоры с которым состоялись в октябре 1991 года. Производство было начато в Костамукше в 1992 году в арендованных у местного ПТУ помещениях. Сотрудничество с «Инфракосом» длилось два года. «Кархатек» основал собственное предприятие в Костамукше в июле 1993 года.

Второй шаг в направлении России был сделан также в 1993 году, когда был заключен договор на субпоставки со специализированным проектным бюро «Галс» из Выборга. В настоящее время предприятие действует под именем «Аспера», и на нем работает 150 человек.
скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно




Информация
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наш Опрос
 

Оцените компанию PKC Group как работодателя


Рекомендуем
 
Посл. комментарии

Популярное
 
Архив новостей
 
Май 2014 (11)
Апрель 2014 (2)
Март 2014 (3)
Февраль 2014 (2)
Январь 2014 (3)
Декабрь 2013 (2)

Жгут проводов - это единое целое, состоящее в основном из проводов, клемм на концах проводов, чулка, в который помещаются провода, и изоляции.

Главная страница   |   Регистрация   |   Добавить новость   |   Статистика сайта   |   Контакты   |   RSS 2.0
Копирайтов нет, но есть правила сайта Связь с директором [email protected]